Новомученики и Исповедники Русской Православной Церкви XX века
(с) Православный Свято-Тихоновский Богословский Институт (с) Братство во Имя Всемилостивого Спаса
Home page
[back][up level][first][previous][next][last]
NIKA_ROOT INDEX ГодОкончания 1867
Дела o62.209
    Заболотский Павел Петрович 
    Год рождения 1845 
    Место рождения Смоленская губ., Гжатский у., с.Климово 
    протоиерей 
    Родился в семье священника (впоследствии протоиерея Богоявленского собора
    в Гжатске) Петра Александровича Заболотского (1822–1891) и его жены Анны Павловны
    (дочери протоиерея Павла Андреевича Голенкина).
    Павел Заболотский происходил из старинного священнического рода.
    Все его деды и прадеды были священниками в Гжатском уезде.
    В селах Пречистом и Самуйлове служили Александр Васильевич (дед) и Василий
    Михайлович (прадед) Заболотские, в селе Колокольня — прадед Николай Львович Львов.
    Дедом священника Николая Львова был строитель и первый настоятель Гжатского
    Благовещенского собора Павел Ефимович Львов, а предком в шестом поколении был
    священник Иоанн Львов, до того бывший в числе командиров поляков, вторгшихся
    в Смутное время на Русскую землю, внезапно ослепший при взгляде на икону
    свт.Николая Чудотворца в захваченном его отряде соборе в Можайске, прозревший
    только после продолжительной молитвы и после этого принявший Православие и
    ставший священником.
    В селе Климове служили и предки Павла Заболотского по линии матери: дед Павел
    Андреевич Голенкин, прадед Алексей Харлампиевич.
    Очень рано от чахотки умерла супруга о.Петра — мать Павла Заболотского, Анна
    Павловна. Отец Петр молодым еще человеком остался вдовцом с четырьмя детьми.
    Двое было своих (сыновья Александр и Павел), и две приемные дочери-сироты.
    Его сыновья Александр (ставший впоследствии директором Александровской гимназии
    в Вязьме) и Павел закончили Духовную семинарию.
    Отец Павла Заболотского протоиерей Петр Заболотский скончался в 1891г.
    Своим детям он оставил, как писали в "Смоленских Епархиальных ведомостях",
    "пример доброй жизни, покорности начальству, исполнения служебного долга
    и сердечного отношения к ближним"
    Родство
      отец 
      Згурская Анна Павловна 
    Фотографии ПЕРИОДЫ ЖИЗНИ[до 1889(1888?)г.] [до 1918г.] [1918г.]
      Образование
        Смоленская Духовная Семинария 
        Год окончания 1867 
        После окончания Семинарии Павел обвенчался с Марией Алексеевной Соколовой , дочерью
        священника Алексея Яковлевича Соколова, служившего в с.Власове Юхновского уезда
      Рукоположение
        иерей 
        1868 
        Был рукоположен священником и определен в с.Власово на место ушедшего на покой
        своего тестя
      Служение
        Смоленская губ., Юхновский у., с.Власово 
        иерей 
        Должность благочинный (с 1881г.) 
        Год начала 1868 
        Год окончания 1888 
        Во Власове у него родились две дочери: Анна (1876–1932) и Елизавета (1880–1930).
        В 1888г. по желанию епископа Смоленского и Дорогобужского Нестора (Мелентьева)
        о.Павел был переведен в соборную церковь г.Поречье
        Смоленская губ., Юхновский у., г.Поречье (Смоленская о., г.Демидов), Успенский собор 
        иерей 
        Должность настоятель, благочинный 
        Год начала 1888 
        Год окончания 1888 
        Прослужил здесь только полгода
      Рукоположение
        протоиерей 
        Место Смоленская губ. 
        Был возведен в сан протоиерея в конце 1888г. или в начале 1889г.
      Служение
        Смоленская губ. (ныне Калужская о.), г.Юхнов, Казанский собор 
        протоиерей 
        Должность настоятель, благочинный городских церквей, законоучитель, миссионер 
        Год начала 1889 
        Год окончания 1918 
        В Юхнове протоиерей Павел исполнял многие церковные послушания:
        градского благочинного, председателя уездного отделения Смоленского
        Епархиального училищного совета, уездного отделения Братства
        преподобного Авраамия Смоленского, был миссионером и законоучителем.
        В своем служении он стремился к тому, чтобы церковно-просветительная
        деятельность в уезде охватывала как можно более широкие слои общества.
        Организовывая в 1901г. в Юхнове чтения по палестиноведению, он писал в отчете
        Императорскому Палестинскому обществу:
             "Чтения о Святой Земле рассчитаны преимущественно на публику образованную,
              слог их непонятен для простого народа. Описания достопримечательных мест
              Святой Земли чисто географического характера положительно утомляют
              слушателя, который скоро начинает скучать на чтениях.
              Картины, показываемые при посредстве волшебного фонаря,
              возвращают интерес слушателей к чтениям, почему я и нашел более
              целесообразным перевести чтения о Святой Земле из церкви в квартиру
              народных чтений, и большее число слушателей в последней показало, что
              расчет мой был верен: число слушателей с 10–15 человек возросло до 98".
        По инициативе Братства преподобного Авраамия Смоленского, председателем
        Юхновского отделения которого он был, в уезде были устроены внебогослужебные
        собеседования, направленные против заражения народа сектантскими заблуждениями
        и иноверием.
        В 1911г. о.Павел вел беседы в деревне Савонино, препятствуя деятельности
        раскольников-беспоповцев, много подобных бесед под его руководством проводили
        по всему уезду другие священники.
        Заботясь о нуждах малообеспеченного сельского духовенства, протоиерей Павел
        в 1902г. выступил одним из учредителей погребальной кассы духовенства
        Юхновского уезда, задачей которой было оказание помощи при погребении умерших
        священников, диаконов и псаломщиков. Создание кассы позволило при помощи
        небольших взносов, собираемых со всех уездных священно- и церковнослужителей,
        выплачивать суммы, необходимые для погребения преставившихся членов клира,
        в том числе заштатных и тех, у которых после смерти оставались очень бедные
        семьи или вообще не оставалось семей.
        Протоиерей Павел был также председателем уездных отделений Смоленского Епархиального
        училищного совета и Братства прп.Авраамия Смоленского, членом Юхновского
        уездного комитета народной трезвости, а также наблюдателем библиотеки при этом
        комитете.
        Являлся товарищем Председателя уездного попечительства о детских приютах Ведомства
        Императрицы Марии.
        В качестве члена от Духовного ведомства назначался на различные должности в
        Уездный училищный совет, Уездное тюремное отделение, был депутатом от духовенства
        в Городском присутствии по взимании налога с недвижимого имущества и т.д.
        В 1902г. о.Павел выступил одним из учредителей погребальной кассы духовенства
        Юхновского уезда. Создание кассы позволило при помощи небольших взносов,
        собираемых со всех уездных священно- и церковно-служителей, выплачивать
        необходимые суммы, необходимые для погребения преставившихся членов клира,
        в том числе заштатных и тех, у которых после смерти оставались очень бедные
        семьи или вообще не оставалось семьи.
        Пастырские и церковно-административные труды протоиерея Павла Заболотского
        были отмечены многими церковными и правительственными наградами,
        в том числе орденами святой Анны II степени и святого Владимира IV степени.
        О его деятельности часто писали "Смоленские Епархиальные ведомости", где
        печатались и многие его проповеди. В них часто говорилось о трудностях
        духовного служения в условиях нараставшего отчуждения определенной части
        общества от Церкви и одновременно содержалась убежденность в том, что искренне
        и самоотверженно служащий пастырь способен многих обратить к Церкви, что
        многое для исправления общества можно сделать усердным преподаванием
        Закона Божия детям, что трудности будут преодолеваться, если
        духовенство будет пребывать в единстве и воспитывать в себе терпение.
        В прощальном слове к почившему своему сослужителю, священнику Иакову Богрецову:
               "Ты оставляешь здесь... дорогой залог, чтобы благодарная память о тебе
                жила здесь долгие годы, — разумеем твою законоучительскую деятельность...
                Как сотоварищ тебе по священству и по законоучительским обязанностям,
                с каким бы удовольствием я повел бы в твою школу всякого предубежденного
                против духовенства, против его уменья с пользой трудиться для народного
                образования, против его способности любить труд помимо корыстных побуждений.
                Пусть бы он посмотрел на тебя, самоотверженного труженика, пусть бы он
                убедился, насколько верна его мера для сельского священника,
                составленная им вдали от жизни, на основании газетных описаний, вообще
                мало согласных с истиной. Этот посетитель твоей школы вышел бы из нее
                с лучшими понятиями о сельских законоучителях и помог бы снять с
                духовенства огульный упрек за плохое учительство".
        На погребении другого священника о.Павел говорил:
               "Наше служение стоит не в благоприятных условиях для того,
                чтобы вокруг нас было больше довольных, нежели недовольных.
                Часто малейшая оплошность со стороны пастыря надолго создает
                разобщение между ним и приходом, но твоя мудрость и внимание к себе
                сохранили тебя от таких печальных случайностей в пастырской жизни".
               "Особенно в настоящее тяжкое время для Церкви Православной и ее
                служителей дорого и ценно общение в духовенстве. Отрадно, что наши
                собратья, поносимые, укоряемые и преследуемые от внешних,
                не расчленяются, а ютятся около своих лучших деятелей, доказывая тем,
                что наш братский союз не поколеблют враги веры и Церкви".
        О.Павел обращался к преподавателям Смоленского епархиального училища:
               "Мы... будем в высокой степени утешены, если доброе воспитание здесь,
                сохранит в наших детях в неприкосновенной целости любезное свойство
                духовной среды — сживаться и мириться со всякими обстоятельствами.
                Не страшна тогда жизнь, так часто выдвигающая на чреду то горе,
                то радость, то материальное довольство, то безысходную нужду".
        События 1917–1918гг. резко изменили жизнь духовенства, которому пришлось
        столкнуться с прямо враждебным отношением к себе новой власти.
        После принятия Поместным Собором 27 января 1918г. воззвания по поводу декрета
        об отделении Церкви от государства с призывом к православным людям встать
        на защиту Церкви Смоленский церковно-епархиальный совет принял специальное
        постановление, в котором призвал настоятелей всех храмов епархии немедленно
        провести приходские собрания для ознакомления прихожан с текстом этого декрета,
        постановлением Собора по поводу него и разъяснениями, сделанными самим
        Церковно-епархиальным советом.
        Собраниям предлагалось выносить письменные протесты и организовывать возможную
        защиту храмов и церковного имущества. Постановлялось также читать за Литургиями,
        после сугубой ектении, молитву о спасении Церкви, а в ближайший по получении
        постановления воскресный или праздничный день прочитать в храмах
        воззвание Собора.
        27 мая 1918г. протоиерей Павел созвал приходское собрание юхновской соборной
        церкви, на котором был прочитан и обсужден декрет об отделении Церкви от
        государства. Затем было оглашено воззвание Поместного Собора 1917–1918гг. и
        обращение Смоленского Церковно-Епархиального совета. Собрание вынесло письменное
        постановление (и первой под ним стояла подпись протоиерея Павла Заболотского):
             "Мы решительно протестуем против декрета Совета Народных Комиссаров и
              настоятельно требуем отмены его...
              Хотя намерения составителей декрета и не новы, но когда они коснулись
              дорогой святыни русского народа — веры православной, то болезненно
              отозвались в наших сердцах. Великая ценность веры и Церкви с особою
              силою заговорила за свою неприкосновенность и неуменьшаемость...
              Все мы вспоминаем св.князя Владимира,... высоко чтятся нашим народом
              святые Божии,...
              вспоминаются передаваемые из рода в род заветы предков — хранить веру и
              быть преданными сынами Церкви... Вспоминаются пережитые Русью бури...
              Сколько было тягчайших событий в ее истории! Казалось, среди них гибла
              Россия. Но вот, вставал подавленный дух ее народа, одушевленный твердою
              надеждою на помощь Божию.
              Эта помощь подавалась, и Россия спасалась...
              Неужели эти уроки и величавые примеры жизни должны утратить свое
              историческое значение, и мы в смущении принуждены будем покорно склонить
              голову пред нарождающимся духом безверия?" .
        Приходское собрание вынесло постановление:
          "1. Церковь не должна отделяться от государства, а должна быть в неразрывном
              союзе с ним, как живут душа и тело, друг друга оживляя и подкрепляя.
              Отделение государством Церкви было бы неблагодарностью со стороны первого
              и забвением заслуг Церкви, спасавшей Родину во дни особых испытаний и
              бедствий...
           4. Действия государственных и иных общественных установлений могут
              безвозбранно начинаться религиозными молитвословиями и церемониями
              по желанию участвующих в них лиц и никакому запрещению со стороны
              гражданской власти не должны подлежать.
           5. Исполнение религиозных процессий должно быть свободным, как например
              совершение крестных ходов, сопровождение умерших и проч.
           6. Исполнение долга Исповеди и Святого Причащения, празднование дней
              праздничных ограничению не должно подлежать...
           8. Совершение Таинств Крещения и Брака должно быть свободным, хотя бы
              регистрация их велась гражданскою властью, но с устранением всяких
              неудобств и замедлений в получении записей и разрешений и с допущением
              получать записи рождения и браков после крещения и брака, а первая запись
              должна вестись причтом, совершившим Таинства Крещения и Брака и
              погребение умершего.
           9. Преподавание Закона Божия должно быть обязательным во всех учебных
              заведениях; на вознаграждение законоучителей должны изыскиваться средства
              путем обложения населения, к которому причисляется учебное заведение.
          10. Церковные и религиозные общества и учреждения пользуются субсидиями
              на свое содержание от общественных установлений.
          11. Приходские обложения на церковные и религиозные общества допускаются
              с понудительным требованием уплаты от неисправных плательщиков.
          12. Церковные и религиозные общества должны иметь право владеть собственностью
              и вообще — права юридического лица.
          13. Все имущества церковных и религиозных обществ переходят не в народное
              достояние, а в ведение прихода, причем вещи и предметы, освященные
              употреблением при богослужении и особенно при совершении Таинств
              не должны обращаться в домашнее употребление".
        В самом скором времени после этого собрания началось преследование протоиерея
        Павла со стороны органов местной власти
      Награды
        орден Св.Анны II степени 
        орден св.Владимира IV степени 
      Осуждения
        Смоленский губернский Ревтрибунал 
        ./06/1918 
        Обвинение "неподчинение Советской власти, насмешка над Советской властью" 
        Смоленский губернский Ревтрибунал. Ф.Р-47. Оп.1. Д.160.
        [Дело по обвинению протоиерея Заболотского в неподчинении Советской власти, 19187г.].
        В отношении протоиерея Павла были почти одновременно возбуждены дела уездными
        следственной и чрезвычайной комиссиями, но вскоре материалы следственной
        комиссии были переданы в Юхновскую уездную ЧК, которая уже одна занималась
        расследованием.
        17 июня 1918г. протоиерей Павел был допрошен органами ЧК. Он обвинялся
        в "насмешке над Советской властью". Поводом к обвинению стала приобщенная к делу
        небольшая торопливо написанная о.Павлом записка к кому-то: "Кто будет давать
        разрешение на открытие 20 июня благочиннического собрания — комиссия по борьбе
        с контрреволюцией или комиссариат по управлению уездом?", в которой о.Павел по
        ошибке вместо: "комиссия по борьбе с контрреволюцией" написал: "комиссия по борьбе
        с революцией".
        Другим поводом к обвинению послужила бумага, направленная им в какую-то организацию,
        где он неточно написал титул ЧК, допустив в написании ее длинного полного
        наименования "ЧК по борьбе с контрреволюцией, спекуляцией и саботажем"
        сокращение: "и проч."
        16 июля 1918г. ЧК вынесла постановление, которое нашло достаточно оснований,
        для обвинения протоиерея Павла в "неподчинении Советской власти и насмешке над
        нею" и дело передавалось в Смоленский губернский Ревтрибунал
        "на предмет наложения наказания".
        О.Павел обвинялся уже не только в "насмешке над советской властью", но и в
        следующем:
             "На устраиваемых им духовных собраниях читал гражданам постановление
              Церковно-епархиального совета, имея при этом успех в своих речах".
             "Не исполнил распоряжения уездного военного комиссара т.Ермакова, который,
              ввиду создавшегося в то время обостренного положения в одной из волостей
              уезда и тем более для охраны спустившегося в с.Желанье аэроплана, искал
              лошадей для немедленной посылки Красной Армии".
        По этому поводу протоиерей Павел сказал следователю:
             "Во-первых, мне не известно было о таком праве военного комиссара — взять
              у него лошадь, а во-вторых, я считаю, что при таком изъятии непременно
              должна присутствовать милиция".
        Виновным о.Павел себя не признал.
        Этим же постановлением вместе с протоиереем Павлом предавалась суду
        революционного трибунала и его дочь Анна Згурская.
        ЧК также направила отношение в Смоленский церковно-Епархиальный совет
        "на предмет немедленного отстранения от должности настоятеля Заболотского
        как преданного суду Ревтрибунала".
        Архиепископ Феодосий и Церковно-епархиальный совет в исполнении этого решения
        Чрезвычайной комиссии отказали.
        Епархиальный совет, согласно резолюции архиепископа Смоленского и
        Дорогобужского Феодосия (Феодосиевского) принял решение сообщить об этом деле
        Священному Синоду, просить одного из присяжных поверенных (Воронца И.А.) взять
        на себя защиту протоиерея Павла в трибунале, а ЧК сообщить, что
        "суждение о его виновности с церковной точки зрения и об устранении его от службы
        может последовать только после рассмотрения дела Ревтрибуналом".
        Производство дела в Смоленском губернском Ревтрибунале должно было начаться
        28 сентября 1918г.
        Но такой медленный ход дела не устраивал Юхновскую ЧК.
        В начале сентября 1918г. центральная власть объявила об ужесточении политики
        "красного террора"
      Служение
        Смоленская губ. (ныне Калужская о.), г.Юхнов, Казанский собор 
        протоиерей 
        Должность настоятель, благочинный городских церквей 
        Год начала 1918 
        Год окончания 1918 
      Аресты
        Смоленская губ. (ныне Калужская о.), г.Юхнов 
        Год ареста 1918 
        День ареста 10 
        Месяц ареста 9 
        6 сентября 1918г. в "Известиях Исполкома Советов Западной области" был опубликован
        "Приказ о заложниках". Исполнителями приказа о заложниках и всех акций
        "красного террора" должны были быть местные ЧК, и даже Ревтрибуналы были
        признаны действующими "чересчур медленно и недостаточно репрессивно".
        ЧК имели право без суда и следствия арестовывать и расстреливать только
        на основании принадлежности к классу буржуазии всех, кого ЧК желательно
        расстрелять, в том числе представителей духовенства.
        На заседании Юхновского уездного комитета РКП(б) в первые дни сентября 1918г.,
        был обсужден вопрос, "как реагировать на убийство товарищей Володарского, Урицкого
        и покушение на товарищей Ленина и Зиновьева" и было принято решение:
             "Ответить на белый террор буржуазии красным террором за смерть своих
              вождей, как реванш собрать следующих представителей буржуазии, выявивших
              себя как темные контрреволюционные элементы, и после чего расстрелять.
              Намечены следующие лица...".
        Далее перечислялись поименно 15 человек, среди которых были протоиерей
        благочинный Павел Заболотский и священник с.Аксиньино о.Капитон Сергиевский.
        Этот список был передан в Юхновский уездный Исполком.
        Из уездного Исполкома список тех, кого надлежало арестовать, был прислан
        в Юхновскую уездную ЧК.
        Этот список содержал 17 имен тех, кого на заседании Исполкома было
        решено "иметь как заложников". На арест каждого из них ЧК выписала
        постановление следующего содержания:
             "Комиссия... рассмотрев сего числа список исполнительного комитета
              заподозренных лиц в связи с убийствами т.т. Урицкого, Володарского и
              покушением на жизнь т.Ленина, находит, что к числу заподозренных лиц
              относится и ... [такой-то], а потому, основываясь на распоряжении
              Комиссариата внутренних дел, посланного им в телеграмме за N 50150/2121
              о том, чтобы при каждом совдепе имелись заложники заподозренных лиц,
              постановила:
                  Протоиерея Юхновского Казанского собора Заболотского [или другого
                  заложника] заключить в Юхновскую тюрьму впредь до указания высших
                  властей, куда последний должен быть направлен".
        Помимо протоиерея Павла Заболотского и священника Капитона Сергиевского,
        в указанный "Список лиц, подлежащих задержанию и аресту" входили: Гвоздов,
        Данилов, А.Дунаев, И.Дурново, Ковалев, Лавровский, Лелюхин, В.Макаров,
        Медведев, Г.Петренко, Скрыдлов, В.Е.Солянов, Федченков, Д.Т.Чернов,
        И.Ястребов.
        9 сентября/27 августа 1918г. уездная ЧК предписала Юхновской уездной милиции
        арестовать протоиерея Павла Заболотского и священника Капитона Сергиевского,
        равно как и еще 10 граждан Юхновского уезда.
        Арестовать протоиерея Павла Заболотского и священника Капитона
        Сергиевского, равно как и еще 10 граждан Юхновского уезда, уездная ЧК
        предписала Юхновской уездной милиции
        28 августа/10 сентября 1918г. протоиерей Павел Заболотский был арестован
        вместе со своей дочерью Анной Згурской (ее вскоре отпустили) и заключен
        в тюрьму г.Юхнова.
        Священник Капитон Сергиевский был арестован 12 сентября и оказался в Юхновской
        тюрьме 14 сентября. Вместе со священнослужителями были арестованы еще пятеро
        мирян.
        Во всем, что с арестованными происходило, роль Юхновской ЧК оказалась
        второстепенной: все решения об их судьбе (аресте, заключении в тюрьму,
        расстреле) принимали уездный комитет РКП(б) и исполком уездного совета,
        ЧК в данном случае только исполняла их прямые указания.
        Арестованные были помещены в Юхновскую тюрьму вначале как
        "заложники буржуазии за смерть тов.Володарского и многих других товарищей...
        а также за намерение буржуазии отнять у русской революции ее голову, ее вождя
        товарища Ленина". Затем против них было выдвинуто обвинение в "контрреволюции"
      Осуждения
        Юхновская уездная ЧК 
        19/09/1918 
        Обвинение "контрреволюционные действия, отрицательное отношение к Соввласти, выразившееся сразу после октябрьской революции, явный враг советской Республики, тормозящий ее строительство, кадет" 
        Приговор=высшая мера наказания — расстрел 
        Групповое дело "дело прот.Заболотского, свящ.Сергиевского и пятерых мирян. Юхнов, 1918г." 
        Архив УФСБ по Смоленской обл. Д.3575-С.
        [Фонд снятых дел. "Дело с постановлениями заложников Юхновской уездной Чрезвычайной Следственной
        Комиссии по борьбе с контрреволюцией, спекуляцией и преступлением по
        должности", 1918].
        По делу, кроме о.Павла, проходили о.Капитон Сергиевский и пятеро мирян.
        Все они были приговорены к расстрелу и расстреляны
      Места заключения
        Смоленская губ. (ныне Калужская о.), г.Юхнов, тюрьма 
        Год начала 1918 
        День начала 10 
        Месяц начала 9 
        Год окончания 1918 
        День окончания 19 
        Месяц окончания 9 
        Протоиерею Павлу Заболотскому, когда его арестовали, было уже 72 года,
        нахождение в тюрьме было для него по причине слабого здоровья очень тяжелым.
        17 сентября он написал в ЧК оставшуюся без внимания просьбу об освобождении его
        из-под ареста:
             "Страдаю сердцебиением, головными болями, расстройством нервной системы,
              катаром желудка и кишок".
        Безуспешно хлопотали об арестованных священниках и прихожане
    Кончина
      1918 
      День 19 
      Месяц 9 
      расстрел 
      Место Смоленская губ., г.Юхнов (около с.Устиновка в окрестностях города) 
      Место захоронения Смоленская губ., г.Юхнов 
      Протоиерей Павел Заболотский и священник Капитон Сергиевский, как
      и другие 5 заложников, были расстреляны в ночь с 19 на 20 сентября н.ст.
      О том, что произошло во время расстрела, рассказал дочери о.Павла Анне, находившейся
      тогда дома с дочерью Верой, один человек, которого силой заставили рыть могилу.
      Тот человек рассказал, что о.Павел отказался снять с себя крест и рыть себе
      могилу, он отвернулся в сторону и усердно молился.
           "Поп, что ты тянешь волынку? Что ты Бога призываешь? Что, он тебя слышит?" —
      смеялись чекисты, но отец Павел не обращал на них никакого внимания.
      Наконец прозвучало:
           "Хватит, кончай, нам надоело слушать",
      — и, не дождавшись, пока священник закончит молитву, чекисты начали стрелять
      Когда прогремели выстрелы, в небе возник большой шар, излучавший сильное сияние.
      Это настолько перепугало помощников, что все они разбежались, и закапывали
      могилу уже только одни чекисты.
      Утром этот человек пришел домой к Анне Павловне и повел всех к месту казни.
      Они вышли на шоссе, ведущее к Мятлеву, дошли до последних городских домов и
      повернули направо по "белой дороге", ведущей к Устиновке.
      Справа были городские строения, а слева начинался лес.
      Повернув налево и пройдя через этот лес метров 400, тот человек вывел их
      на опушку, за которой начинались молодые посадки. В этих посадках они и увидели
      свежую могилу.
      Расстрел освещала местная печать. В "Известиях Юхновского Совета" была
      помещена большая заметка, где достаточно путано объяснялось населению,
      что "расстреляны все они, включая священников, одновременно и как
      заложники, и как представители буржуазии, так или иначе
      эксплуатировавшие трудящихся", и как "враги советской власти", ведущие
      антисоветскую агитацию.
      Центральные "Известия" вообще сообщили, что Юхновская ЧК расстреляла
      "белогвардейцев П.Заболоцкого и капитана Сергиевского".
      О том, что они были арестованы как заложники, в газете даже не упоминалось.
      По прошествии времени советские историки и вовсе написали о "ликвидации
      действовавшей в пределах Юхновского уезда контрреволюционной организации,
      возглавляемой протоиереем Заболоцким".
      Смоленский губернский Ревтрибунал узнал о расстреле о.Павла и других
      заложников задним числом.
      В следственной комиссии Смоленского губернского Ревтрибунала дело о.Павла
      находилось в производстве с 5 августа по 25 сентября 1918г.,
      Комиссия признала протоиерея Павла и его дочь виновными во всех предъявленных им
      обвинениях и постановлением от 25 сентября 1918 г. представила дело на
      рассмотрение Смоленского губернского Ревтрибунала.
      Юхновская ЧК привела приговор в исполнение 20 сентября 1918г., не дожидаясь решения Ревтрибунала, где только еще начинался разбор дела
      о "контрреволюционной деятельности" протоиерея Павла Заболотского.а
      В день, в который Смоленский губернский Ревтрибунал приступил к рассмотрению
      дела (28 сентября), из Юхновской ЧК пришла коротенькая справка, сообщившая
      о том, что протоиерей Павел Заболотский (о виновности или невиновности
      которого и о мере наказания в случае виновности Смоленский губернский
      Ревтрибунал только собирался выносить суждение), уже 9 дней как расстрелян
      Юхновской ЧК за "контрреволюционные действия".
      Поэтому в Смоленском губернском Ревтрибунале дело в отношении протоиерея Павла и о.Капитона так
      так ничем и не закончилось.
      Спустя несколько недель после расстрела в Юхнове протоиерея Павла Заболотского
      и священника Капитона Сергиевского уездная ЧК через местную газету обратилась
      к населению со специальным обращением, в котором говорилось:
            "В г.Юхнове гражданами совершается паломничество к тому месту, где был
             совершен расстрел контрреволюционеров. Такое явление комиссия считает
             недопустимым, а потому все лица, замеченные в том месте, будут строго
             наказываться".
      Однако, несмотря на строгие предупреждения, место расстрела юхновских
      священников продолжало почитаться верующими.
      Старожилы Юхнова свидетельствуют о том, что даже в 1930–1940-е гг. верующие
      приводили своих детей к этому месту и говорили, что здесь покоится невинно
      убиенный протоиерей Павел
    Реабилитация
      Дата 30/04/1993 
      Кем реабилитирован Прокурор Смоленской обл. 
      По году репрессий 1918 
      По данным [Д1] реабилитирован в 1991г. по действию Закона от 18/X-1991г.
    Публикации
      1 Игумен Ианнуарий (Недачин). Жизнеописание протоиерея Павла Петровича Заболотского// ЖМП. 2004. N 7. 
      С.68–80. 
      2 Ианнуарий (Недачин), игумен. Священнослужители Смоленской епархии, пострадавшие в 1918 году: Диссертация на соискание ученой степени канд. богословия. Сергиев Посад. Моск.духовная академия, 2012. Машинопись. 
      С.14,60–61,65–66,180–200,293,315,372,374,412–413,434,445,450,469. 
      3 http://lists.memo.ru/index8.htm (сайт общества "Мемориал". Жертвы политического террора в СССР). 
    Документы
      Архив УФСБ по Смоленской обл. Д.3575-С. 

(c) ПСТГУ. Факультет ИПМ