Новомученики и Исповедники Русской Православной Церкви XX века
(с) Православный Свято-Тихоновский Богословский Институт (с) Братство во Имя Всемилостивого Спаса
Home page
[back][up level][first][previous]
NIKA_ROOT INDEX ДатаРеабилитации 20.12.1994 Дела o83.73 => o83.73 ПЕРИОДЫ ЖИЗНИ
3
    Места проживания
      Витебская о., Дубровенский р., д.Россасно 
      Год окончания 1940 
      День окончания 16 
      Месяц окончания 5 
      После освобождения вернулся в родное село.
      С каждым годом жизнь становилась все более трудной и голодной.
      Дмитрий Емельянович договорился со своей женой, Дарьей Гавриловной, о том,
      что она пойдет работать в колхоз, а он, чтобы прокормить семью, займется
      земледелием на своем участке.
      Односельчане, страдая от отсутствия богослужения, стали просить Дмитрия
      Емельяновича, чтобы он, как человек, наученный церковному делу и бывший ранее
      псаломщиком, приходил к ним в дома читать Псалтирь по усопшим.
      И он, по приглашению прихожан, стал читать Псалтирь по умершим, а на Радоницу
      вместе с крестьянами стал ходить на кладбище.
      В это время собиралось молящихся до двухсот человек. Были и певчие, которые
      под управлением Дмитрия Емельяновича пели панихиду
    Аресты
      Витебская о., Дубровенский р., д.Россасно 
      Год ареста 1940 
      День ареста 16 
      Месяц ареста 5 
      Большевистские власти были недовольны тем, что с закрытием храма церковная
      жизнь в селе не прекратилась, и решили арестовать Дмитрия Емельяновича.
      Нашлось несколько лжесвидетелей, которые под угрозой того, что сами будут
      привлечены к уголовной ответственности за участие в панихидах и поминках,
      согласились подписать протоколы с ложными показаниями. В этих протоколах
      говорилось, будто бы Дмитрий Емельянович "во время поминок занимался
      антисоветской агитацией".
      16 мая 1940г. сотрудники Дубровенского РО НКВД арестовали Дмитрия Емельяновича
      на основании того, что
          "...не имея определенной работы, проводит религиозные обряды, чем добывает
           средства для существования (священник)... По национальности белорус, женат,
           имеет жену с восемью детьми, которая получает пособие по многосемейности".
      (В следственном деле [Д1] упоминается, что Дмитрий Емельянович ранее был
      "церковным дьяком". В анкете арестованного от 16 мая 1940г. сам он назвал себя
      земледельцем, а на допросе 16 мая 1940г. указал род своих занятий —
      певчий при Россасенской церкви).
      После ареста Дмитрий Емельянович был заключен в тюрьму в г.Орше.
      На момент ареста его жене Дарье Гавриловне было 45 лет. У них были дети:
      Михаил (21 год), Вера (19 лет), Илья (17 лет), Павел (15 лет), Мария (13 лет),
      Надежда (7 лет), Ольга (5 лет), Стефан (1940г.р.). Ольга была приемной дочерью,
      которую забрали у дальних родственников, т.к. семья Ольги жила очень бедно, и
      воспитывали, как родную. Ранее у них была еще одна дочь — Надежда (1930г.р.),
      но она умерла примерно трех лет от роду
    Осуждения
      Судебная Коллегия по уголовным делам Витебского Областного Суда в г.Дубровине 
      19 /11 /1940 
      Обвинение "антисоветская и контрреволюционная агитация, клевета на вождей партии и правительства" 
      Статья ст.72 УК БССР 
      Приговор= 5 лет ИТЛ и 3 года поражения в правах 
      Архив УКГБ Республики Беларусь Д.2335-П.
      Обвинен в антисоветской и контрреволюционной агитации.
      Из протокола допроса от 16 мая при аресте:
        "— Во время обыска у вас были обнаружены списки людей, состоящих в общине,
           крест, маленькая икона и Библии. Для чего вы это хранили?
         — Списки были составлены в 1932г. для сбора денег на предмет уплаты налогов
           за церковь... Списки, крест, икона и Библии хранились у меня, поскольку
           я человек верующий и читал их.
         — Вы арестованы за проводимую вами антисоветскую работу среди населения.
           Дайте ответ по существу.
         — Антисоветской работы среди населения я не проводил, но признаюсь, что
           были моменты, когда я проводил религиозные обряды.
         — Мы располагаем данными о том, что вы под видом проведения религиозных
           обрядов, проводили среди населения антисоветскую работу, распространяли
           ложные, провокационные слухи о падении советской власти...
         — Антисоветской работы я никогда не проводил и против советской власти
           ничего не высказывал".
      Были вызваны лжесвидетели, которые подтвердили свои показания на очной ставке.
      После этого следователь снова допросил псаломщика:
        "— Вас свидетели на очных ставках достаточно изобличили в проводимой вами
           антисоветской деятельности. Дайте ответ по существу!
         — Я никакой антисоветской работы не проводил, и показания свидетелей
           о проводимой антисоветской агитации я не подтверждаю. Признаюсь, что
           религиозные обряды я действительно проводил у тех, кто меня об этом просил.
         — Почему вы не хотите показать следствию о вашей антисоветской деятельности?
         — Я не знаю, почему именно обо мне так показывают свидетели, но никаких
           антисоветских измышлений не говорил".
      17 июля 1940г. состоялось заседание Коллегии по уголовным делам Витебского
      суда, на котором Дмитрий Емельянович снова показал:
          "Виновным я себя не признаю, я никакой антисоветской деятельностью не
           занимался. При обыске у меня изъяли Псалтирь, Евангелие, два молитвенника,
           крест.
           Я был певчим в Россасне с малых лет, в церковном совете я состоял до тех
           пор, пока церковь не отняли.
           Я ходил и писал имена людей в Россасне, чтобы разрешили участвовать
           в церковных собраниях.
           Деньги я собирал для того, чтобы платить налог за церковь...
           В 1939г. на кладбище в Россасне во время Радоницы справлял религиозный
           обряд, было там человек приблизительно 150–200, и я никакой антисоветской
           агитации не проводил; эти свидетели говорят против меня, сам не знаю
           почему: я с ними не дрался и не судился...
           Я утверждаю, что я никаких контрреволюционных антисоветских разговоров
           не вел".
      После заслушивания всех показаний прокурор подала ходатайство: дело отправить
      на доследование.
      Прокурор Витебской области оспорил это решение и постановил снова отправить
      дело в суд, но уже при другом составе.
      19 ноября 1940г. состоялось новое заседание областного суда.
      Отвечая на обвинения в суде, Дмитрий Емельянович вновь заявил:
          "В предъявленном обвинении виновным себя не признаю. Мне безразлично,
           какая была бы власть, — я обязан ей подчиняться.
           Когда были в нашем селе поминки, то я на них ничего не говорил плохо
           про власти. И заявляю, что мне жить было хорошо на хуторе, а также и
           в колхозном центре...
           Обрядами я занимался; когда кто-либо помрет, тогда приглашали меня
           на похороны, и здесь я читал по-славянски, но никакой агитации и здесь
           не проводил против советской власти.
           И детей я не крестил никогда и нигде, но бывало, что начнут просить, чтобы
           я покрестил, но я только пальцами перекрещу, и больше ничего не делал...
           Религиозные обряды я проводил только на похоронах, и деньги я не просил,
           если сами только дадут...
           Когда уже была закрыта церковь, то было собрание, и на этом собрании мы
           записывали верующих, чтобы пойти в сельсовет, чтобы открыли обратно
           церковь".
      Лжесвидетели и в новом судебном заседании повторили свои показания, и Дмитрий
      Емельянович снова все их отверг.
      Когда судебные прения закончились, прокурор потребовал приговорить подсудимого
      к шести годам ИТЛ; адвокат просил уменьшить срок наказания.
      Дмитрий Емельянович, обращаясь к суду, сказал, что он человек больной и просит
      вынести ему справедливый приговор.
      В тот же день суд вынес решение: приговорить его к пяти годам ИТЛ.
      После суда Дмитрий Емельянович подал кассационную жалобу, в которой говорил о своей
      невиновности, но жалоба была оставлена без последствий, и приговор оставлен в силе
    Места заключения
      Орша, тюрьма 
      Год начала 1940 
      День начала 16 
      Месяц начала 5 
      Год окончания 1940 
      Содержался в тюрьме во время предварительного заключения
      После приговора он был отправлен в лагерь в Казахстан
      Казахстан, Карагандинская о., Карлаг НКВД, станция Карабас 
      Год начала 1941 
      День начала 11 
      Месяц начала 5 
      Год окончания 1941 
      11 мая 1941г. Дмитрий Емельянович прибыл на станцию Карабас Карагандинского
      лагеря, откуда был определен в 5-е Эспинское отделение Карлага
      Казахстан, Карагандинская о., Тельманский р., пос.Эспе, Карлаг, 5 Эспинское отд. 
      Год начала 1941 
      Год окончания 1942 
      День окончания 5 
      Месяц окончания 5 
      По прибытии в лагерь медицинским освидетельствованием он был определен инвалидом.
      Здесь менее чем через год он очень тяжело заболел и 5 мая 1942г. был помещен
      в лагерную больницу, где в тот же день и скончался

(c) ПСТГУ. Факультет ИПМ