Новомученики и Исповедники Русской Православной Церкви XX века
(с) Православный Свято-Тихоновский Богословский Институт (с) Братство во Имя Всемилостивого Спаса
Home page NIKA_ROOT INDEX ДатаРеабилитации 29.06.1989 Дела o79.41 => o79.41 ПЕРИОДЫ ЖИЗНИ
4
Осуждения
    Осуждения
    тройка при ПП ОГПУ по Западно-Сибирскому краю 
    31 /05 /1933 
    Обвинение "контрреволюционная агитация, поминание царей, цариц и великих князей, а также оставшихся за границей в лагере контрреволюции, митрополитов: Евлогия, Антония (Храповицкого) и др., чтобы воскресить классовый монархический характер и РПЦ" 
    Статья ст.58–10 УК РСФСР 
    Приговор= 5 лет концлагерей 
    Групповое дело "Дело Крестовоздвиженской церкви, Омск, 1933г." 
    Из обвинения при аресте: "Поминал царей, цариц и великих князей, а также оставшихся
    за границей митрополитов Евлогия, Антония (Храповицкого) и др. известных своей
    антисоветской деятельностью. Делал это Домбровский откровенно демонстративно, чтобы
    воскресить классовый монархический характер деятельности и симпатии Русской
    Православной Церкви".
    На первом допросе Иван Пафнутьевич заявил: "В предъявленном мне
    обвинении виновным себя не признаю и показываю: "Уже самый факт
    нашей принадлежности к Церкви, в качестве ее служителей, говорит за
    то, что мы занимаемся повседневно диаметрально
    противоположным той работе, которую проводит советская власть, хотя бы
    в построении бесклассового общества: коммунисты воспитывают в
    пролетариате ненависть к остаткам враждебных себе классов, а мы
    стремимся привести всех к любви, стремимся на основе нашего религиозного
    вероучения, заставить пролетариат любить своего "классового врага"
    (священника, кулака, помещика, офицера и т.д.), как самого себя. Я
    во время богослужений молился за почивших царей и цариц, за епископа
    Евлогия (Георгиевского) и Антония (Храповицкого). Из всех наших
    разговоров (между Каешко, Поповым и Домбровским) можно сделать лишь
    один вывод: мы желали видеть вместо советской власти другую, которая
    была бы на стороне религии". Далее в конце допроса о.Иоанн
    заявил: "Желая быть искренним до конца, показываю: на путь активной
    борьбы с Соввластью путем систематической агитации я встал по двум
    причинам:
    1) То правовое положение Церкви и духовенства, в котором
    они, а, следовательно, и я, находятся, означает физическое и моральное их
    уничтожение. Причем не просто уничтожение, в смысле естественного
    отмирания религии благодаря "духу времени", а через гонение и
    преследование властей, повсеместные аресты, ссылки и даже расстрелы
    лучшей части духовенства, поэтому, особенно при сопоставлении
    настоящего положения духовенства с дореволюционным, нам грозит конец и
    конец самый бесславный, не сопротивляться которому я, естественно, не мог.
    2). Свое политическое лицо или, точнее выражаясь, свое влияние на
    общественную жизнь внутри государства — Церковь потеряла как будто
    безвозвратно с приходом большевиков. И, несмотря на это, наше церковное
    руководство в лице митрополита Сергия пошло по линии оправдания всей
    системы советской власти, выпустив для всеобщего об этом сведения, а
    для нас — духовенства — и для исполнения несколько соответствующих
    деклараций, вплоть до официального заявления представителям мировой
    печати о том, что в СССР Церковь и духовенство пользуются полной
    свободой и никаким преследованиям не подвергаются".
    В обвинительном заключении было сказано: "вскрыта в г.Омске среди
    Сергиевского духовенства контрреволюционная группировка, идущая в
    своей практической деятельности вправо от принятого сергиевской
    ориентацией политического курса и, как следствие этого, занимающаяся
    организованной контрреволюционной агитацией среди верующих, включительно до
    произношения с церковной кафедры во время богослужения
    контрреволюционных формул..."

(c) ПСТГУ. Факультет ИПМ