Новомученики и Исповедники Русской Православной Церкви XX века
(с) Православный Свято-Тихоновский Богословский Институт (с) Братство во Имя Всемилостивого Спаса
Home page NIKA_ROOT INDEX ДатаРеабилитации 29.12.1995 Дела o23.1 => o23.1 ПЕРИОДЫ ЖИЗНИ
1
    Образование
      Духовная Академия
    Служение
      Херсонская губ. (Украина, Одесская о.), г.Ананьев, собор 
      протоиерей 
      Должность благочинный 
      Год окончания 1934 
      О.Леонид был женат, жена — Мария Павловна.
      О.Леонид придерживался "тихоновской ориентации", поминал за богослужением Патриарха
      Тихона и митрополита Петра (Полянского). Он не принял "Декларацию" митрополита Сергия
      (Страгородского).
      В сентябре 1934г. после неоднократных арестов и двух ссылок был освобожден
      епископ Ананьевский Парфений (Брянских), которому было разрешено властями приехать
      на некоторое время в г.Ананьев после отбытия срока (для получения паспорта).
      Власть не препятствовала посещать Владыку, и о.Леонид часто навещал его.
      Напротив дома, где жил епископ, находилось здание ОГПУ. Из окна ОГПУ за ним следили
      и ежедневно требовали от хозяйки дома сведения, кто у владыки был, сколько часов и
      что приносил. (Владыке Парфению в получении паспорта было отказано, и он
      уехал в г.Кимры к матери)
    Аресты
      Одесская о., г.Ананьев 
      Год ареста 1934 
      День ареста 1 
      Месяц ареста 10 
      О.Леонид был арестован вскоре после праздника Рождества Богородицы
      (в ночь с 17 на 18 сентября ст.стиля) вместе со старостой собора и соборным
      сторожем Василием Размерицей.
      В те же дни были арестованы многие другие священнослужители благочиния, в том
      числе настоятель местечка Ширяево о.Павел Панкеев, настоятель Успенской церкви местечка
      Валянгоцулово священник Игнатий Ворчук, настоятель церкви с.Корнетово иеромонах
      Нафанаил (Крыжановский) и др.
      Все арестованные были направлены в Тираспольскую тюрьму.
      На момент ареста о.Леонид был стар и болен, у него было больное сердце, он страдал
      язвой желудка
    Осуждения
      Спецколлегия Главного Суда Молдавской АССР 
      16 /04 /1935 
      Обвинение "контрреволюция, к/р пропаганда, связь с врагами народа — контрреволюционным духовенством, поминание за богослужением Патриарха Тихона" 
      Статья ст.54–10 УК УССР 
      Приговор= 10 лет ИТЛ в отдаленных лагерях НКВД с конфискацией личного имущества, с поражением в правах на 5 лет 
      Групповое дело "дело о.Леонида Кроткова и др., г.Ананьев, 1935г." 
      По делу проходило 7 человек.
      Следствие началось на Страстной неделе в среду.
      В Страстной Четверг было предъявлено обвинение в контрреволюции.
      В Великую Пятницу ему был вынесен приговор о расстреле. Остальным, проходившим
      по делу дали различные сроки заключения в концлагерях (от 3-х до 10 лет).
      О.Леониду предлагали отказаться от сана и получить за это облегчение своей участи,
      но он не согласился на это.
      О.Леонид остался верным Богу и Церкви. Виновным себя не признал.
      Впоследствии расстрел был заменен на заключение в северных концлагерях
    Места заключения
      Молдавия, г.Тирасполь, Исправдом (тюрьма ОГПУ), камера N 9 
      Год начала 1933 
      Месяц начала 9 
      Год окончания 1934 
      Месяц окончания 5 
      В камере, предназначенной для 40 человек, было 120 заключенных, между ними были
      о.Леонид Кротков и другие арестованные духовные лица благочиния.
      Раз в сутки заключенных выводили на 10 минут на воздух во двор, весь застроенный
      тюремными бараками.
      Из рассказа священника, проходившего по тому же делу — сокамерника о.Леонида,
      отбывавшего впоследствии вместе с ним заключение в концлагерях на Беломорском канале и
      в Медвежьегорске [1]:
        "...В соседней камере N 10 находились смертники. Их по ночам
         выводили на расстрел. Иногда был слышен плач и хриплые выкрики: "Спасите!".
         Но никто не мог оказать помощи. Многие сами, скрепя сердце и замкнув уста,
         ожидали той же участи, особенно предчувствовал это прот. о.Леонид,
         как окончивший Духовную Академию и поминавший Патриарха Тихона... И так, с
         Божией помощью, мы около 6 месяцев пробыли в заключении в камере N 9...
         На Страстной неделе в Среду начался советский "народный" суд при закрытых
         дверях. Из тюрьмы измученных престарелых семерых узников под усиленным конвоем
         гоняли в центр города на суд... В Среду допрашивали, в Четверг обвиняли
         в контрреволюции, пропаганде, в связи с врагами народа, подгоняя всех под
         статью 58. Более всех обвиняли о.Леонида, как академика. Но никто из подсудимых
         не признал себя виновным, к чему суд склонял всех наглядно. В заключение
         прокурор обвинил всех огульно в тяжких преступлениях против "народной" власти
         и указал на единственное облегчение своей участи — отказаться от сана...
         ...В Великую Пятницу вынесли всем приговор к разным срокам: от 3-х до 10-ти лет
        отбывания заключения в дальних концлагерях. Предчувствие о.Леонида оправдывалось:
        только его одного приговорили к расстрелу. Как только услыхал бедный, страдавший
        язвой желудка, о.Леонид приговор, свалился со скамейки на пол, ранил голову и
        оросил советский беззаконный суд своею теплою кровью. Призванный врач долго приводил
        его в чувство... Прокурор объявил о предоставлении подсудимым последнего слова, на
        что подсудимые ответили молчанием. Только один батюшка, обратясь к суду,
        сказал: "Не судите, да не судимы будете"... Аминь".
        Обратно в тюрьму о.Леонид сам не мог идти, пришлось самим под руки вести...
        Публика поодаль со слезами сопровождала последних старых, седых Тихоновских
        батюшек до окраины города. В тюрьме всех опять поместили в камере N 9,
        сверх обыкновения, и еле живого о.Леонида, который до высылки в лагеря еженощно
        ожидал расстрела. Обычно приговоренных к высшей мере, после суда, отправляли в
        смертную камеру. Этот факт давал повод утешать его заменой высылки в лагеря,
        что без всякого помилования и объявления исполнилось через полтора месяца.
        До этого объявления он ежедневно умирал, тосковал и томился, говоря: "Дамоклов
        меч висит над моей головой... ".
      О.Леонид находился в Тираспольской тюрьме в течение 6 месяцев до высылки в
      в конце мая этапом в Заонежские концлагеря. Этап длился 15 дней.
      Из рассказа батюшки, отбывавшего заключение вместе с о.Леонидом [2]:
        "В последних числах мая перед вечером в камеру заглянуло начальство...
         Часов в 10 вечера приказали осужденным с вещами выходить во двор, где уже
         человек 200 стояли в строю, окруженные усиленным конвоем... Начальник
         стражи объявил...: "Шаг из строя — расстрел на месте"... Нас пригнали к
         полотну железной дороги, куда был подан товарный состав из вагонов с надписью:
         "8 лошадей, 40 человек", но нас набивали по 60 душ, дверь была на замке..
         На рассвете прибыли в Раздельную, где нас прицепили к Одесскому эшелону.
         С тоской и грустью проехали знакомые станции: Веселый Кут, Затишье, Перекрестово,
         Чубовку, Бирзуму, Елисаветград, Кременчуг, Полтаву, Харьков...
         В путешествии нам ежедневно выдавали по две соленых воблы и 400г. черного
         недопеченного хлеба, а воды — ни капли...
         В Харькове нас высадили и целый день держали на дожде между путями и проходившими
         на Север десятками эшелонов с мужчинами, женщинами и плачущими детьми...
         Поздним вечером нас выстроили, пригнали к дому Харьковского ОГПУ и приказали
         сесть на мокрую мостовую под проливным дождем. Через несколько часов нас осмотрели
         чекисты. На рассвете погнали... обратно... Погрузив в вагоны, отправили дальше:
         через Белгород, Курск, Тулу, Москву, Тверь, Званку, Петрозаводск, Медвежью Гору,
         где находилось управление всех северных концлагерей...
         Здесь всех высадили и погнали в ближайший лагерь... Отобрали молодых, а остальных
         на грузовиках отправили через Повенец в 1-й лагерь на 1-м шлюзе Беломорского
         канала, где было около пяти тысяч заключенных..."
      Белбалтлаг, лагпункт N 1 (на 1-м шлюзе) 
      Год начала 1935 
      День начала 10 
      Месяц начала 6 
      Год окончания 1935 
      Из воспоминаний батюшки, бывшего в заключении вместе с о.Леонидом [2]:
        "В 1 час белой ночи нас перегоняли по пешеходному узенькому мостику через
         могилу миллионов невинных людей... В ночь на 10 июня [ст.ст.] нас, 200 человек,
         как скот, загнали в дощатый, с дырявыми крышей и стенами барак с двухэтажными
         нарами и прогнившим полом, под которым появились хозяева лагеря — крысы, чтобы
         поживиться от неопытных квартирантов чем только можно — от хлебного пайка
         до кожаной обуви включительно. Не успели не спавшие 15 ночей люди задремать,
         как их с ног до головы осыпали голодные клопы, а затем в темноте поднялся крик:
         "Душат!", "Сапоги с ног сняли!", "Пальто украли!", "Шапку украли!" и т.д.
         Все всполошились и не знали, что делать. А лагерные грабители — "урки"
         с набитыми мешками, растолкав толпу, с хохотом выбежали из барака.
         На второй день, т.е. 10 июня, выпал глубокий снег, покрывший мрачный, грязный
         лагерь белоснежным покровом...
         Вечером всех новых погнали на комиссию в лазарет для определения
         трудоспособности... Первая комиссия всех прибывших аттестовала годными. только
         некоторых старичков перевели на буквы "А", "Б" и "В". Возражения врачей не
         принимались во внимание. Но иногда, за отсутствием чекиста, врачи старались
         больше найти причин к освобождению слабых и действительно больных..."
      Белбалтлаг, строительство Беломоро-Балтийского канала, лесной лагпункт 
      Год начала 1935 
      Год окончания 1935 
      Из воспоминаний батюшки, бывшего в заключении вместе с о.Леонидом [3]:
         "На зиму всех стариков инвалидов перегнали дальше вглубь тайги, где они, человек
         по 200, протаптывали по пояс в снегу дороги для перевозки леса к берегам рек
         и канала.
         Весною комиссия... всем инвалидам повысила трудоспособность, с обязательством
         метровые бревна одним топором превращать в дранку.
         В этом глухом концлагере было два архиерея: епископ Владивостокский Варсонофий
         (Лузин), отбывавший второй, 10-летний срок после первого, пятилетнего в бытность
         после Казани епископом Иркутским, — работал бухгалтером, а второй, говорили,
         самосвят, Молчановский, работал фельдшером...
         Узнав о религиозных убеждениях банщика, батюшки иногда в праздники молились
         в бане...
         Ближайшей зимой в нашем лагере был состряпан процесс по растрате 100 тысяч
         рублей, козлом отпущения оказались все с 58-й статьей, и лагерь за ненадобностью был
         расформирован... "
      Белбалтлаг, лагпункт N 9 (на 9-м шлюзе) 
      Год начала 1935 
      Год окончания 1935 
      Из воспоминаний батюшки, бывшего в заключении вместе с о.Леонидом [3]:
         "Инвалидов по колено в снегу погнали строевым порядком обратно через канал
          на 9-й Египетский шлюз, где тогда шли каторжные работы по взрыву гранитного кряжа
          и земляного вала длиною в 3 версты для соединения канала с озером Выг,
          которое в длину 80 верст, а в ширину от 1 до 20 верст. На этом шлюзе непрерывно
          работало около 40 тысяч "врагов народа". Оставшиеся после этого в живых
          несколько человек говорили: во время работ на этом шлюзе 2 бригады по 25
          человек каждая день и ночь зарывали трупы; норма на одного заключенного была
          такая: в кубический сажень вырыть яму, притащить на своих плечах 20 трупов и
          зарыть их. Были случаи, что ослабевших, но еще живых, просящих помощи, бросали
          в общую яму...
          Озеро Вол соединялось с Выгом, прилегало к лагерю с севера, а за каналом виднелся
          высокий длинный вал, огибавший берег озера с юга...
          На третий день ... комиссия, без чекиста, с врачом Н.П.Рябушинской,...
          большинство пожилых перевела в категорию нетрудоспособных...
          Но советская власть не терпела этого. К весне, без комиссий, в трудоспособные
          перевели всех...
          Однажды летом на 9-м шлюзе появилось много военных, заключенных всех заперли
          в бараках с запрещением смотреть в окна... Продержав без пищи и необходимой
          надобности целый день, сняли часовых. Все обратили внимание на озеро, по
          которому... шли 3 белых парохода с пальмами, фикусами и пулеметами на палубе.
          Впоследствии говорили, что путешествовали советские сановники: М.Горький,
          Л.Каганович и М.Калинин с усиленной охраной.
          Затем состряпали 100-тысячную растрату, обвинили всех с 58-й статьей и
          расформировали лагерь... после проезда красных правителей... "
      Соловецкий лагерь особого назначения, лагпункт N 1, Повенецкое отделение 
      Год начала 1936 
      Год окончания 1937 
      Из статьи архимандрита Серафима (Вербина) [3], написанной по рассказам батюшки,
      отбывавшего заключение вместе с о.Леонидом:
         "Повенецкое отделение ББК молодых заключенных отправило на Колыму и Забайкалье,
          а на их место на работу в отделение переводили стариков... Заключенных стариков
          поместили в техническом бараке, где батюшка встретился с владыкой Варсонофием
          и о.Леонидом... На работу нас всех 150 человек ежедневно гоняли под конвоем через
          канал за 3 версты в Повенец. Владыка Варсонофий работал бухгалтером по снабжению,
          батюшка — в санчасти по учету медицинских и санитарных предметов, а о.Леонид —
          в аптеке, которой заведовал с 10-летним сроком московский фармацевт Н.Н.Боткин.
          Город Повенец после революции был превращен в лагерь, лучшие дома были заняты
          чекистами и учреждениями ОГПУ. На всех тяжелых работах работали заключенные; местных
          жителей осталось не более 10 семей. Из 8 храмов осталась одна церковь на
          берегу Онежского озера, построенная при Борисе Годунове. В 1930г. и она была
          закрыта, а священник сослан...
          Перед Пасхой владыка Варсонофий получил от своих знакомых из Москвы посылку,
          в которой в засушенных просфорках были обнаружены 3 частицы Святых Даров...
          Этим Божественным Даром владыка поделился с батюшкой. В ночь Воскресения
          Христова, когда все спали, как стража при гробе, они вышли из барака и обратив
          свои взоры на восток к небу,... тихо запели: "Воскресение Твое, Христе Спасе...",
          "Христос воскресе... " и другие песнопения; после "Отче наш... ", "Верую, Господи
           и исповедую... " — причастились Св.Таин. И так Воскресший Христос утешил
           узников в "Сей нареченный и святый день... ".
      В этом Повенецком лагпункте протоиерей Леонид находился около двух лет.
      Во время заключения прот.Леонида в концлагере туда дошло известие о кончине в
      Белграде митрополита Антония (Храповицкого).
      Весной после процесса над Тухачевским и Гамарником во всех
      лагерях было приказано снять портреты этих "врагов народа".
      После процесса над Ягодой во время "ежовщины" в Медвежьегорске по приказу
      заключенные набросили петлю на памятник наркома Ягоды и с удовольствием стащили
      вчерашнего кумира с пьедестала.
      Через некоторое время и в лагерях стали чувствоваться результаты процессы
      маршалов и "ежовщина".
      До этого в Повенец на работу водил всех один стрелок, а во время "ежовщины" —
      до зубов вооруженные — 10 стрелков. При этом в продолжение месяца в техническом
      и других бараках по ночам производили по два, а то и по три раза в ночь обыски.
      Распространялись слухи о строгой изоляции всех политических заключенных (т.е.
      с 58-й статьей УК)

(c) ПСТГУ. Факультет ИПМ